Сыпь после посещения

Федор Дмитриевич Горбов Федор Дмитриевич Горбов В 1966 году и как раз в день моего рождения в Москве открывался Международный конгресс психологов. В ту пору я училась в аспирантуре по специальности социология и социальная психология. И так велика была жажда знаний, что ради возможности попасть на конгресс я договорилась с «Литературной газетой», что буду их обозревателем на этом форуме ученых.

К открытию конгресса надо было написать статью на обязательную в таких случаях тему: «Россия – родина слонов». То есть о том, что мы первыми полетели в космос, а успехи советской космической психологии намного превосходят достижения других стран. Кстати, это действительно так, и мы в ту пору опережали многих.

Неделю я пыталась взять интервью у известных ученых, но один в отъезде, другой недоступен. Короче, к утру надо сдать материал в редакцию, а у меня полный провал. И вдруг звонит корреспондент ТАСС Александр Мидлер и говорит:

– Хочешь подарок ко дню рождения? Сейчас мы с одним зарубежным спецкором едем брать интервью у профессора Федора Дмитриевича Горбова и можем взять тебя с собой. Ты хоть знаешь, кто такой Горбов?

Как не знать? Человек-легенда. В годы Великой Отечественной войны студент Горбов ушел из мединститута добровольцем на фронт и был потом военврачом авиационного полка. Три ордена Мужества и свыше 100 патентов за научные открытия. Именно Горбов лично отбирал кандидатов для первого отряда космонавтов, и он сыпь после посещения же вычислил космонавта № 1 – Юрия Гагарина.

И вот мы уже в «хрущобе» Горбова с весьма попорченными изрисованными обоями. Это дети после смерти мамы стали рисовать на обоях, а папа-вдовец не только не препятствовал, но был убежден: хорошо, когда дети радуются и рисуют. Сам Горбов мало похож посещения на профессора: старый свитер грубой вязки и уже вытертые джинсы. Правда, на лекциях он появлялся в безукоризненно элегантном костюме и был, говорят, из дворян.

«А какой была психологическая подготовка Юрия Гагарина в предстартовые минуты?» – спрашивает зарубежный спецкор. – «Я анекдоты Юре рассказывал – он так смеялся».

– Федор Дмитриевич, – спрашивает зарубежный спецкор, – а какой была психологическая подготовка Юрия Гагарина уже в предстартовые минуты?

– Я анекдоты Юре рассказывал – он так смеялся.

– Как анекдоты? – переспрашивает, недоумевая, спецкор, твердокаменный марксист, глубоко убежденный, что в такие торжественные минуты надо говорить о роли великой Коммунистической партии и об ответственности человека перед ней.

Позже я узнала: одного космонавта перед стартом так настращали речами об ответственности перед Коммунистической партией, что у него подскочило давление и в космос полетел его дублер.

11 апреля 1961 г. И.Т.Акулиничев и А.Р.Котовская проводят обследование Юрия Гагарина. На заднем плане – психолог Ф.Д.Горбов 11 апреля 1961 г. И.Т.Акулиничев и А.Р.Котовская проводят обследование Юрия Гагарина. На заднем плане – психолог Ф.Д.Горбов     

Взяли мы интервью у Горбова и помчались готовить материалы в печать. Перечитываю дома запись беседы и натыкаюсь на непонятное место про какой-то загадочный гомеостат. «Это важно», – подчеркнул Горбов. А что тут важного, не пойму. На часах уже девять вечера. И всё же хватаю такси и еду к Горбову.

– Федор Дмитриевич, простите, но что такое гомеостат?

Профессор почему-то обрадовался моему вопросу и стал подробно, на доходчивых примерах рассказывать про гомеостат. Объяснял он так: вот у них в авиационном полку была душевая на несколько кабинок, но со слабым напором воды. Хочется человеку сделать воду погорячее, и он начинает крутить краны. В итоге кого-то шпарит кипятком, а на кого-то льется ледяная вода. Гомеостат – это, конечно, не душ, но основанное на том же принципе техническое устройство для проверки людей на совместимость. Как раз в ту пору формировали экипажи космонавтов для групповой работы в космосе. А при проверке на гомеостате иногда выяснялось: в таком составе их посылать в космос нельзя из-за несовместимости характеров. Зато как великолепно работал на гомеостате, рассказывал Горбов, главный конструктор страны Сергей Павлович Королев. Он объединял людей и уживался с неуживчивыми, создав свою знаменитую команду покорителей космоса.

Гомеостат Гомеостат     

Кстати, когда на гомеостате проверяли уже не космонавтов, а школьников, то выяснилось: в группах с высоким уровнем сплоченности дети буквально расцветали, и былые «тупицы» становились отличниками. Словом, есть свое научное подтверждение сказанному в Псалтири: «Се что добро или что красно, но еже жити братии вкупе». Вкупе, значит, вместе, дружно. И как же окрыляет человека любовь!

Вернулась я от Горбова домой и опять наткнулась в тексте на «ребус». Ничего не понимаю, и никакой разгадки к «ребусу» нет! На часах уже одиннадцать вечера. Сгораю от стыда и всё же звоню в квартиру Горбовых.

– Федор Дмитриевич, мне очень стыдно, но…

Договорить мне не дают – почему-то заливисто смеются дети, а Горбов весело спрашивает сына:

– Это кто тут говорил, что журналюги безнадежные снобы? А что показал эксперимент?

Оказывается, во время беседы Горбов тестировал «журналюг». Подкидывал нам очередной ребус без разгадки и спрашивал: «Вам понятно?» Мы кивали: «Понятно», не желая признаться в своем невежестве. Всё-таки мы пресса, интеллектуалы, элита, и тут принято держать фасон. А вот об этом «фасоне» преподобный Иоанн Лествичник писал так: «Гордость есть крайнее убожество души».

С тех пор мы подружились с Горбовым. Он даже взялся меня учить и не стеснялся самых резких выражений, обличая мою «дурь». Впрочем, резок он был не только со мной. Вот сценка из жизни. На Ученом совете обсуждают вопрос: присуждать или не присуждать степень кандидата наук пожилому сотруднику В.? С одной стороны, диссертация В. – это образец бездарности и невежества. С другой стороны, В. уже 20 лет преданно служит науке, правда, по-своему: достает для лабораторий оборудование, выбивает для сотрудников квартиры, международные гранты и льготные путевки в санатории. Наконец, у В. больная жена и дети, а «остепененным» сотрудникам платят больше, чем «неостепененным». Вот и мучаются ученые мужи, сочиняя хоть какие-то положительные отзывы о диссертации и досадуя, что приходится врать. Горбов в это время сидит в сторонке и читает научный журнал.

– Федор Дмитриевич, а вы почему не участвуете в обсуждении? Вы за или против?

– А что тут обсуждать? – удивляется Горбов. – Диссертация, конечно, г… Но кушать-то человеку надо. Я «за»!

Лекции Горбова были настолько занимательны, что на них сбегались студенты с других факультетов. Например, одну лекцию он начал так: «Господа студенты, кто мне подскажет, как пьяному человеку попасть в метро, если надо ехать домой, а милиция и контролер не пускают?» Студенты веселятся и из опыта своих похождений предлагают варианты, как перехитрить контролера и скрыться от милиции в толпе. А правильный ответ такой: пьяному надо притвориться больным, потому что на больных стараются не обращать внимание. Чужие страдания – обуза для людей, и чужая боль – не наша беда. Так начиналась лекция об отношении к больным в условиях нарастающего равнодушия общества.

Однако вернусь к международному конгрессу психологов, где самое интересное происходило не в зале заседаний, но в доверительном общении ученых, и Горбов брал меня на эти встречи с собой. Собирались за чаем в гостиной пресс-центра и однажды засиделись здесь почти до утра. Всех поразил тогда поступок двух молодых американских ученых, сделавших важное открытие в науке и похоронивших это открытие под спудом. Открытие же заключалось в том, что с помощью специальных датчиков, прикрепленных к голове, можно с пульта, на расстоянии управлять поведением человека, вызывая у него приступы агрессии. Открытием тут же заинтересовались военные, понимая его практическую значимость. Представляете, что это такое: агрессивные управляемые солдаты-зомби, готовые идти на смерть по сигналу с пульта? Ученым сулили большие деньги, но они отказались работать на войну, предпочитая сгинуть в безвестности.

Впрочем, управлять поведением человека можно и без помощи дистанционного пульта. Вот классика социальной психологии: в группе из десяти человек все, кроме одного, подсадные утки, обязанные утверждать, что белое – это черное, а сахар – это соль. Методы группового внушения, как правило, срабатывают. И человек под давлением группы начинал ощущать соленый вкус сахара и говорить, что белое – это черное. Толпа управляема, и как же за последние полвека усовершенствовались методы оболванивания людей!

«Самая большая подлость – это манипулирование людьми», – говорил еще в те годы доктор медицинских наук полковник Горбов.

– Самая большая подлость – это манипулирование людьми, – говорил еще в те годы доктор медицинских наук полковник Горбов.

Федор Дмитриевич умер в 1977 году. А в 2014 году нам дано было увидеть то торжество подлости, когда украинские школьники, прыгая, скандировали: «Москаляку на гилляку! Хто не скаче, тот москаль!» Пожалейте этих детей – они жертвы манипуляций и хитрой подлой информационной войны. И ведь наверняка есть среди них хотя бы один подросток из христианской семьи. Прыгает, как все, а душа плачет: нельзя, грех вешать людей. Тут своя беда: ум с сердцем не в ладу – и как же больно тебе сейчас, дитятко. Спаси, Господи, и помилуй обманутых детей!

    

А теперь расскажу про забор, напомнив о той ночи, когда мы засиделись в гостиной пресс-центра почти до утра. Всё это происходило в высотном здании МГУ на Ленинских горах, а за оградой университета нас ждали машины, развозившие участников конгресса по гостиницам и по домам. И вот идем мы той ночью к машинам, а за ограду не выйти: проходная заперта, а на двери записка вахтера: «Вернусь через десять минут».

Ждем десять минут, пятнадцать, двадцать. Бесталанные чиновники от науки, получившие свои ученые степени за идеологические заслуги, тут же завели дежурные речи о необходимости «принять меры» и «поставить вопрос ребром». А профессор Юрий Александрович Бронфенбреннер, американец русского происхождения, влюбленный в Россию, вдруг оживленно заметил:

– О, я вижу хороший дирка в заборе. Айда в дирку!

Профессора, академики, знаменитости тут же, не церемонясь, пролезли через дырку в ограде, радуясь возможности наконец-то уехать. Но не тут-то было. Чиновники даже не сдвинулись с места и осуждающе смотрели на легкомысленных ученых, не способных вести себя достойно. В общем, знаменитости вынуждены были ждать тех, кто остался за забором. А это были звезды мировой величины – живые авторы учебников и монографий, основоположники психологии и такие легкие в общении моцарты науки.

Ждать пришлось долго. Уже всходило солнце, когда появился заспанный вахтер, и чиновники степенно прошли через проходную к машинам.

Почему-то до сих пор ярко помнится этот забор, где по одну сторону стояли умы, а по другую – увы.

Фото: Дэвид Бейкон Фото: Дэвид Бейкон     

Слава Богу, что в Православии незначимо, кто академик, а кто дворник, и заборов между людьми тут нет. В принципе нет, хотя всякое случается.

Социологи сегодня бьют тревогу: в мире нарастает разобщенность людей. Словом, всюду свои заборы, разделяющие людей по социальному статусу, по уровню доходов, по нациям и т. п. Слава Богу, что в Православии незначимо, кто академик, а кто дворник, и заборов между людьми тут нет. В принципе нет, хотя всякое случается.

Вот одна история. Попросили меня как-то отредактировать брошюру совсем молоденького священника, еще учившегося в семинарии. Юный священник бурлил идеями, полагая, что надо «осовременить» святых отцов и переписать их художественно и по-русски, чтобы было понятно молодежи. А писал он по-русски так: «Как садовник любовно окучивает яблони, так святые отцы взращивали свою паству».

– Батюшка, – говорю, – это картошку окучивают, а яблони окапывают.

– Да как вы, мирянка, смеете делать замечания священнику? – вспылил мой собеседник. – И запомните главное: только лица священного сана вправе писать о духовном!

«Да здравствует священный союз писателей!» – воскликнула я про себя, а вслух поблагодарила батюшку за то, что он отказался от моих услуг.

И всё-таки православным невозможно всерьез поссориться, потому что перед Причастием надо примириться со всеми. И однажды молодой батюшка смиренно пал передо мной на колени, испрашивая прощения и признаваясь, что не получается у него писать. Стоим мы оба на коленях, каемся и непонятно чему радуемся. А ведь эта радость по сути проста: был забор, и нет больше забора. Так-то!


Источник: http://www.pravoslavie.ru/73820.html


Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Вести. Ru: Жительница ижевского барака получила в подарок от Все фото каджол без макияжа



Сыпь после посещения Вакуумно-роликовый массаж: описание, противопоказания, цены
Сыпь после посещения Анекдоты про золотую рыбку
Сыпь после посещения Декоративная косметика Ив Роше / Yves Rocher Отзывы
Сыпь после посещения Румынский / Лингвопедия : fo
Сыпь после посещения XIX. Солнце Старший Аркан Таро Райдера Уайта
Сыпь после посещения Выпадение молочных зубов у детей и смена на постоянные
Сыпь после посещения Каталог наборов для вышивания: Картины известных художников
Сыпь после посещения Белый налёт на десне после удаления зуба - Стоматология
Сыпь после посещения Ажурная салфетка крючком схемы с описанием Crochet Home
Рождение ребенка. Приметы и обряды, связанные с рождением Как быстро и правильно убрать свою квартиру? Как полюбить ТОП-10 простых игрушек крючком Вязаные игрушки Любовь это. Высказывания и цитаты известных людей Книга: Самая новогодняя раскраска - Лидия Данилова. Купить Электрофорез - будет ли польза? - От рождения до года - Форум Установил путь к рисунку как /images/f, но рисунок не